1.

Капитан спецназа Ральф Нолан тяжелым взглядом окинул шеренгу из двенадцати человек, выстроившихся вдоль товарного вагона. Охрана поезда ‑ дело привычное, но трястись целый день в товарном вагоне, набитом химическим сырьем, и все из‑за того, что террористы могут внезапно атаковать соседний, с ядерным топливом: Муторно, но это еще полбеды, ребята справились бы. В последние полчаса ‑ звонок, для усиления контроля в соседнем вагоне будет расположен взвод "дельтовцев", оказывать содействие. И вот они, эти "дельтовцы".

‑ Что вам не нравится, капитан?

Ральф Нолан отвечал, помедлив, но так, чтобы слышали ребята в строю:

Однажды был я на вечеринке. Собралась компания классная. Все уже изрядно напились и разбрелись по комнатам. за столом осталась сидеть одна девушка. Ее парень в дым пьяный видел четвертый сон где‑то на полу в кухне. И она сама, приняв достаточное количество пива захмелела и спала прямо за столом. ‑‑‑ Делать нечего, подумал я, придется тоже где‑то искать местечко на ночлег или вообще двигать домой. Правда ехать на машине может быть и не стоило, все‑таки доза была приличной.

За этими раздумьями я не заметил, что моя незнакомка понемногу пришла в себя и даже попыталась встать, правда, ей это удалось слабо. Ойкнув, она плюхнулась обратно на стул и пьяненькими глазками стала шарить вокруг, пока взгляд ее не остановился на мне. ‑‑‑ Привет, выдавила она, а где все? ‑‑‑ Все ‑ это я. По крайней мере, все кто выжил ‑ это мы с тобой. ‑‑‑ Вот напасть, зачем же я так

Я рос единственным ребенком в семье. С братиком или сестренкой у родителей что‑то не заладилось. Сначала было некогда, потом стало поздно. Что бы мне не было совсем одиноко предки купили собаку ‑ питбультерьера. Но разве могла эта обжора и бестолочь заменить живого человека?

Однажды летом, когда мне было четырнадцать лет, к нам в гости приехала родственница, по маминой линии. Родня была дальняя, маме она приходилась троюродной там‑тарам‑тарах сестрой, ну а мне соответственно там‑тарам‑тарах тетей. Для простоты, поскольку выучить родословную для меня не представлялось ни какой возможности, я звал ее просто тетя. Тетя была старше меня всего года на три, но в свои семнадцать лет выглядела как молодая женщина. Родом она была с Донецкой области, из небольшого шахтерского поселка. Чистый воздух и смесь кровей двух народов дали ей отменное здоровое тело. Но глубокая

Начну издалека. Проблема мокрых трусиков преследовала меня по жизни с самого детства. Ну не держалась во мне жидкость должным образом. В возрасте, когда все нормальные дети уже не орошали штанишек, а просились на горшок, у меня продолжались "аварии" разных масштабов. Озабоченные родители водили меня по разным докторам, но эскулапы никаких болезней не обнаруживали, лишь разводили руками: пройдет мол, с возрастом. Прошло конечно, но склонность осталась. К моменту поступления в школу я уже достаточно хорошо научилась контролировать ситуацию и больших "аварий" уже не случалось, но мокрые трусики были чуть не каждый день. Правда, в первом классе я все‑таки сделала лужу, когда совершенно неожиданно для меня учительница назвала мою фамилию и велела встать для ответа. Встать то я встала, только почему то перепугалась так, что не смогла вымолвить не слова, а по ногам потекло. Спасло ситуацию лишь то, что я на прошлой перемене посетила туалет, и

Странная история приключилась со мной однажды осенним вечером.

Мы с моим другом Борькой возвращались с дружеской вечеринки. Идти нам было недалеко, минут 20‑25. На улице было довольно холодно, моросил мелкий дождь, и мы шли под зонтиком, тесно прижимаясь друг к другу.

Мы были вместе целый год, и между нами установилась та замечательная близость, когда и говорить‑то ничего не надо, все ясно без слов. Мы замечательно проводили время вместе; ни с кем до него мне не было так хорошо и легко.

То ли холод, то ли обилие выпитого на вечеринке, но мой мочевой пузырь начал жаловаться сразу, как только мы вышли от друзей. Можно было, конечно, вернуться, но путь предстоял настолько недалекий, что я решила дотерпеть до дому.

Вы знаете, как выглядит большая строительная компания? Я тоже знаю. Это двор, перепаханный мощной землеройной техникой. Вместо асфальта ‑ несколько досок, брошенных щедрой рукой прораба, на перемешанную колесами глину. В углу двора дощатая покосившаяся будка ‑ сортир, с характерным запахом. В коридорах комья грязи, упавших с тяжелых кирзовых сапог, на месте секретаря толстенная баба в ватнике, а на столе начальника батарея телефонов и старая консервная банка полная окурков.

Представили? Так вот все это ерунда! Наша контора расположена в чистеньком двухэтажном домике, подъезды выходят на вымощенную плиткой дорожку, широкий стриженый газон отделяет окна офиса от автостоянки. Территория обнесена кованным решетчатым забором, ворота и периметр под круглосуточным видео наблюдением. Всю эту красоту спроектировало и построило одно Строительно‑монтажное управление.

В одном городке на юге США ежегодно проводился конкурс   20 девушек, прошедших предварительные соревнования могли участвовать в нём. Задача была одна   пить столько воды, сколько скажет жюри и при этом не ходить в туалет и терпеть как можно дольше. Девушка с самым сильным мочевым пузырём, та, которая пойдёт в туалет последней, получит $50,000, а если она вытерпит три часа после начала определённого периода конкурса, она получит $1,000,000!! Конкурс проводился так: каждая девушка должна была выпить 3 литра холодной воды в течение одного часа. После этого часы начинают отсчёт и, если девушка сумеет после этого вытерпеть 3 часа, она получит миллион долларов! Каждая девушка была одета в белые трусики и серую футболку.
Лиза услышала о конкурсе, когда она была в местном клубе вечером. У неё был плохой день, и она выпила много пива. Внезапно, Лиза захотела в туалет и зашла в кабинку, где и заметила маленький плакат, где было

Третий выставочный день начался как обычно, утреннее открытие, потом жиденькие ручейки посетителей, задерживающиеся лишь у стенда с товарами. Я сбегал к организаторам выставки, оформил заявку и заплатил деньги за публикацию в газете "Нижегородская Ярмарка" статьи о нашей компании. Там же в оргкомитете мне сообщили, что для гостей выставки будет организованна экскурсия по памятным местам города, автобус будет нас ждать в три часа у ворот Ярмарки.

Пробегая мимо Ленкиного стенда, я остановился посмотреть, как идут у нее дела, и чуть не заржал в полный голос. Яновская, вся в азарте рекламной кампании, записывала что‑то на листочке. Сначала она писала склонилась над столом, показывая во всей красе свои ножки, а потом, не отрываясь от бумаги, села и не заметила, что ее юбка зацепилась за спинку стула. Теперь Лена увлеченно беседовала с клиентом, сидя с задранной юбкой. Около стенда с

Тери, моя давняя подруга, снова приехала ко мне погостить на выходные. Она всегда приезжала, когда мой муж, Майкл, уезжал на пару дней, а мне одной было скучно. Я живу в большом доме, поэтому всегда одиноко себя чувствую, когда никого нет рядом. Тери же была очень весёлая, и с ней мне всегда было хорошо. Мы с ней постоянно болтали обо всём подряд, обсуждали наших бывших парней. Я забыла сказать, что обожаю долго не ходить в туалет и терпеть как можно дольше, поэтому мне нравилось ещё одно качество Тери   она всегда притворялась маленькой девочкой, когда сильно хотела пописить. Если мы долго не были дома, Тэри, когда мы уже приезжали, сжимала руки между ног, делала реверанс и говорила тоненьким голосом: "Маленькая Тэри очень сильно хочет пи пи и уже не может терпеть". Это были восхитительные моменты, и от такого зрелища я сама начинала хотеть в туалет. Я не ожидала, что Тэри начнёт, как и я, экспериментировать с её мочевым пузырём.

Надеюсь, участники этой истории никогда ее не прочитают, и даже если прочитают, то что к чему и о ком речь, поймет только один.
Это произошло два года назад, когда я пришла работать в представительство иностранного конструкторского бюро в Москве.
Пятница начиналась очень удачно, вместо того, чтобы сидеть в офисе и готовить доклад по первой своей самостоятельной работе, я активно провела утро на обьекте, в короткое время решила все вопросы с подчиненными, но не нашла в себе силы воспользоваться пластмассовым подобием деревенского сортира на стройке. Хотя минералка, и несчетное количество кофе выпитые в течение последних двух часов уже настойчиво просились наружу, я расчитывала добраться до офиса за полчаса, и оставшееся время провести в окончательной подготовке к докладу, который должен был состояться в присутствии важных заказчиков и моего директора.