У бабушки была пятистенная хата, и она спала в одной половине, где кухня. Для нас с Настей оставалась в полном распоряжении самая большая половина дома, условно разделенная русской печью, которая стояла почти по середине комнаты. Угол, где находилась кровать Насти, был чисто символично отгорожен занавеской, которая закрывала ее личное пространство только с одной стороны. А вот от двери из кухни ее постель просматривались полностью, что никогда ее никогда не смущало. И я часто видел, как она сидит на кровати в одной коротенькой ночной рубашке, прикрыв ноги одеялом.
Лет до девяти Настя спокойно бегала по дому и купалась при мне в одних ситцевых трусиках, которые иногда были настолько застираны и заношены, что мало что скрывали. Чтобы переодеть мокрые трусы после купания ей не требовались кустики или необходимости мне отвернуться. Она могла наивно сказать на берегу речонки: "Сережа помоги натянуть сухие штанишки, они скручиваются и не хотят одеваться на попку".
Когда ей стукнуло десять лет, она впервые надела купальный лифчик, и больше я в трусишках ее не видел. Стала стесняться, и появлялась передо мной только в шортиках или спортивных брючках. Вечером она обязательно надевала халат, который был строго застегнут на все пуговицы. Вот только ее нижнее белье так и продолжало валяться где попало, поэтому я всегда был в курсе Настиных пристрастий теперь уже к красочным маленьким трусикам и лифчикам с нулевым размером. А в последний год в ее гардеробе появились кружевные вещички, которые мало что могли скрыть от любопытного глаза и больше подходили какой-нибудь кинодиве.
В это лето я приехал в деревню после поездки в Японию, где неделю провел время на научной конференции в Нагасаки. Япошата, как всегда, хвастались своими высокотехнологичными достижениями. Под конец конференции они подарили участникам пробные изделия для ознакомления и, как потом стало понятно, для проверки в натурных условиях. Но я в тогда не обратил внимания на тонкости японского этикета, когда получал с поклонами красивые коробочки. До самолета оставалось всего пара часов, поэтому подарок от японских фирмачей позволил решить вопрос с презентом для Насти, которой я обещал привезти суперподарок.
Пара дней в деревне прошли как обычно. Мы с племяшкой ходили купаться, болтались по лесу в поисках первых грибов. Устраивали спортивные поединки на лужайке перед нашим домом или дурачились, ища сокровища, в развалинах деревни. Вечером пили с бабушкой чай с медом.
Ее ровесников в деревне не было. Да и среди десятка полуразвалившихся домов, которые составляли некогда известное во всей округе поселение, жилыми оставались лишь три, где у старых родственников летом появлялись утомленные городские жители. Огромные приусадебные участки заросли за десятилетия густыми кустами и молодыми деревцами. При желании можно было за целый день не увидеть ни одной живой души.
На третий день, когда мы сидели на старом бревне в тенечке у сарая, Настя с интересом спросила:
- А где мой подарок? Ты по телефону говорил, что привезешь интересный.
Я хлопнул в досаде себе по лбу и сказал:
- Совсем забыл! Я из Японии презент от япошат привез. Фирмачи подарки для женщин сделали. Посиди, я сейчас принесу.
Две маленькие коробочки и толстая инструкция на японском языке лежали в боковом кармане моей сумки. Я совсем запамятовал о подарке, так как отличная погода расслабляла, а солнышко так и звало позагорать.
В доме никого не было. Бабушка ушла к соседке.
Я быстро достал гостинец и вернулся обратно к сараю. Настя терпеливо ждала, а на ее лице было выражение ожидания чуда.
- Вот, держи! - протянул я ей две маленькие коробочки размером со спичные коробки, сделанных из пластмассы в виде стилизованных иероглифов.
- А что это? - с любопытством в голосе спросила Настя.
- Открывай, не бойся. Не взрывается, и не пугает, - со смешком ответил я. - Синяя буква: "блихет" , а зеленая: "тямисорят".
- А как по-русски?
- Сама поймешь, как откроешь.
- Нет, ты сначала ответь, - упорствовала Настя, не желая сразу открывать подарки.
- Вот этот символ означает трусики, а этот - лифчик. Это не для куклы, - пояснил я, заметив, что Настя насупилась, так как в куклы перестала играть уже в первом классе. - Настоящее белье для девушки.
- В таких маленьких коробочках.
Настино удивление было понятно. Обычная материя занимает куда больший объем, а настоящий шелк, давно исчез из поля зрения обычных людей. Но японцы предложили новую синтетику, которая отлично конкурировала с натуральным шелком. Она была тонкой, гибкой, не рвалась и не горела. И обладала кой-какими свойствами, присущими современным технологиям XXI века.
Если обычные свойства материи вряд ли бы сильно поразили Настю, то о высокотехнологичных хитростях я готовился рассказать, как только она примерит обновки. Я хотел немного схитрить, чтобы хоть мельком снова увидеть ее в нижнем белье.
Первым делом она открыла "тямисорят". Из коробочки выпала маленькая тряпочка, которую даже на куклу было бы трудно одеть.
- Ты попробуй растянуть, - сказал я Насте.
Она попробовала, получилось. Белая материя тянулась как резиновая.
- А это на какой размер, - деловито спросила Настя.
- Японцы говорили, что годится для всех девушек, которые не злоупотребляют Макдональдсом.
- Ах ты, - и она шутя стукнула меня по плечу. - Я совсем не жирная. Даже тощая. Тридцать шестой размер. Детский.
- Шучу я.
Настя схватила подарки, и весело убежала в дом, чтобы примерить. Я остался ждать.
Минут через пять Настя пришла одетая в белую футболку и длинную юбочку, которую надо было оборачивать вокруг бедер и застегивать на одну пуговицу. На ее лице было недоуменное выражение.
- Не получается никак, - сказала она, протягивая мне два комочка материи.
- Вот читай инструкцию, - протянул я ей толстую книжонку.
Она взяла ее в руки, открыла, и вернула обратно.
- Я по-японски ни в зуб ногой. Объясни по-русски.
Я стал читать:
- Надо растянуть изделие руками и надеть на тело. Дальше оно должно принять форму.
Чтобы показать, я аккуратно всунул обе ладони в лифчик, который представлял собой сшитую кольцом полоску материи. Потянул с усилием в стороны. Получилось.
Настя попробовала повторить. Но как-то не умело, и не старательно. В получаемую дырку могла влезть только голова небольшой куклы, но ни как не Настина.
Мы молча сидели. Настя вертела маленькие кусочки японской материи, которые по моим словам должны превратиться в красивое нижнее белье. Наконец она сказала:
- А ты не поможешь?
Я со смущением ответил:
- Ты же стесняешься. Когда ты в трусах последний раз бегала?
- Я отвернусь и сниму футболку. Только не подглядывай, - деловито ответила она.
Повернулась спиной и быстро сдернула футболку. Я не ожидал от нее такой прыти, поэтому заметил, что перед моими глаза промелькнули ее грудки первого размера, немного загоревшие. И я даже подумал: "а ведь она загорает без лифчика".
Процедура одевания лифчика прошла без проблем. Настя подняла руки, а я, растянув кусочек материи, пропихнул в нее ее руки, голову и тело.
- Ой, дальше я сама, - воскликнула Настя, когда почувствовала, что ее грудки оказались под материей.
Настя убежала в дом, повертеться перед зеркалом. Я остался ждать результата, не надеясь увидеть ее в этом белье.
Минут через десять, Настя вернулась. Она не стала одевать футболку, оставшись в юбке и в новом лифчике. Я не ожидал такой смелости от племяшки, поэтому непроизвольно уставился на ее задорные грудки, затянутые тонкой материей. Их очертания полностью повторяли реальность, которую я только-только видел без всякой защиты. Сосочки выпирали. Но Настя без всякого смущения остановилась передо мной и пару раз крутанулась, демонстрируя обновку.
- А почему эта "тямисорят" все время меняет цвет, - спросила она. Вот сейчас она желтая, а была белая, зеленая.
Занятый ее прелестями, которые давно не видел так откровенно демонстрируемые, я не обратил внимания, что лифчик на Насте теперь желтого цвета, а не белого, когда она достала его из коробочки.
Взяв в руки инструкцию, я углубился в ее изучение. Японцы опять отожгли, введя в состав материи волокна с полупроводниковыми свойствами. Как оказалось, это позволяет то ли чувствовать биотоки, то ли реагировать на гальванические свойства кожи человека. Цвет изделия мог меняться в зависимости от настроения девушки. Желтый говорил о счастье и отличном настроении. Зеленый о любопытстве. Красный должен показаться, когда девушка начинала смущаться.
Настя с интересом выслушала мои разъяснения. И попробовала силой воли поменять цвет лифчика. Но ее усилия ограничились лишь изменением цвета между желтым и зеленым. Другие краски не получались.
- А ты не поможешь и трусики надеть, - прямо в лоб спросила она, с каким-то странным выражением в голосе. - У меня так и не получилось.
Лифчик сменил цвет на чуть розоватый.
- Ты давно этого не просила. Стала взрослой, - ответил я, - видно, что ты стесняешься.
- Ну, пожалуйста! Я потерплю.
Настя повернулась ко мне попой. Сдернула с бедер юбку, под которой не оказалось трусов. Не поворачивая головы, сказала:
- Давай, не тяни. Я ведь могу застесняться.
Цвет лифчика сзади подтвердил слова хозяйки, став уже красным.
Ну что тут сказать. Я сам был уже пунцовый, глядя на аппетитную попку племяшки, которую так натурально увидел в первый раз за много лет. Ее купальные трусики всегда были скромными, без всяких намеков на стринги. Хотя среди ее женских штучек, стринги были явно любимым фасоном. А сегодня утром у нее на постели валялись трусики с веревочкой для попки, в районе лобка красовался мультяшный утенок.
Трясущими руками я растянул в стороны трусики. Поднес к ее ногам, попросил поднять сначала одну ногу, а потом другую. Несмело потянул материю вверх. Мои ладони почувствовали теплоту ее бедер, мягкость полушарий попочки. В мой дружочек трусах воспрянул духом и стал рвать наружу, нескромно оттопыривая джинсы.
Настя терпеливо ждала, когда я закончу интимную операцию по одеванию трусов.
Я поправил линию трусиков на бедрах, а потом на поясе.
Как оказалось, трусишки представляли собой шортики с низкой талией. Когда я отнял руки от ее тела, Настя повторили мои операции со штанишками уже спереди.
- Подожди несколько минут. Не двигайся, чтобы материя могла принять форму твоего тела.
Это я сказал, чтобы еще пару минут полюбоваться попочкой племяшки. Как я думал, она сейчас убежит в дом или натянет юбку, скрыв свои прелести от моих глаз.
Но трусики, как и лифчик, выдавая секреты Насти, приняли светло-зеленый оттенок, говоря о любопытстве. Никакого смущения не было и в помине. Настя, к моему удивлению, перестала вдруг стесняться. Она повернулась ко мне лицом, демонстрируя обновку. Явно желая слышать мое одобрение.
Я, как мог, стал расхваливать комплект белья. Упомянул, что в нем можно купаться, и прочую белиберду, какая пришла в голову. Как говорят, вешал лапшу на уши. Ведь на моих глазах были видны все подробности Настиного тела. Повзрослев, у нее появились красивые и аккуратные половые губы, вместо непрезентабельной детской щелки. И, как я раньше не заметил, довольно заметный клитор, который торчал небольшим бугорком. Еще не знавшие бритвы лобковые волосы чуть топорщили материю.
Не знаю почему, но Настя, одев японское бельишко, стала полностью игнорировать, что все интимные подробности ее тела стали доступны для обозрения, прикрытые лишь тончайшим слоем высокотехнологичной материи. Следующие три дня она после завтрака сама одевала японское текстильное чудо, и не снимала до ужина. Мы с ней ходили купаться без стандартного купальника, так как оказалось, что материя спокойно пропускает воду и не нуждается в сушке.
А там выяснилось, что она не мешает загорать, полностью пропуская ультрафиолет. Вечером, после первого дня красования в обновке, Настя даже попросила найти мазь от солнечных ожогов, так как ее кожа под трусами впервые приняла столь много жаркого солнечного света.
Лазая по деревьям и бегая по заросшим приусадебным участкам, я досконально изучил всю Настину анатомию. Она же, занятая лишь сменой цвета у бельишка, предоставляла мне право нагло рассматривать свое тело вблизи. Иногда я засекал ее хитренький взгляд, который она бросала в мою сторону, но по собственной тупости не понимал, что он означает.
Близился конец моего отпуска. Оставалась пара дней. Мы немного угомонились с беготней по деревне и полосканием в речке. И ближе к вечеру стали чаще отдыхать на бревне около сарая. Как-то в один из дней Настя спросила:
- А какие еще цвета могут быть.
- Вот, читаю инструкцию, - сказал я ей, доставая толстую книжицу на японском языке, - вся радуга, которую ты уже проверила. Черный цвет - меланхолия, белый - безразличие. В ряде случаев материя может стать прозрачной, - я еще раз прочел абзац документации и добавил: - Но к тебе это сейчас не относится. Можешь не обращать внимания на такую возможность.
Я сделал глупость, прокомментировав последнюю функцию японского белья. Мужская глупость общеизвестна, а женское любопытство не знает границ.
- Я такая маленькая, что и сказать нельзя, - обиделась Настя.
Не понимая ее реакция, я попробовал отшутиться:
- Понимаешь, это только для взрослых девушек. Подрастешь, тебе будет полезно, а сейчас плюнь и забудь.
Трусики и лифчик приобрели зловещий фиолетовый оттенок, который еще я не видел. Настя закипела, и, чувствовалось, что сейчас мы разругаемся и будем дуться до конца моего отпуска.
Чтобы сохранить мир и доброжелательную атмосферу, я, подбирая выражения, попробовал вывернуться, не переходя границы приличия.
- Зря обижаешься, когда у тебя будет свой мальчик, прозрачность будет сообщать, что ты готова к взрослым отношениям.
На ее лице появилось недоумевающее выражение.
Это, как обычно в таком возрасте: все мы знаем, и все видели в инете. Но как только дело доходит до самой себя - возникают проблемы с понимаем элементарных взрослых вещей.
- Ну-у, э-э, - протянул я, видя, что Настя силится осмыслить сказанное, но женского опыта у нее нет. - Это когда пара хочет сделать ребеночка. Надеюсь, что ты уже не веришь, что детей приносят аисты? - попробовал отшутиться, чувствуя, что наговорил лишнего.
Видимо, до Насти дошел смысл японской идеи. Ее щеки мгновенно приобрели пунцовый вид. Бельишко, повторяя за хозяйкой цветовую гамму, стало ало-малиновым. Непроизвольно она поднесла ладошки к груди, как бы закрывая их от меня. Ее лицо приобрело странно выражение, а зрачки глаз расширились, глядя в мое лицо.
Минуту мы стояли молча. Настя не двигалась, только смотрела в мои глаза. Я же не знал, что сказать.
Странная пауза, после которой может последовать что угодно: скандал или примирение, драка или презрительное фырканье.
Румянец на ее щеках побледнел, но зато порозовело все лицо. Она сжала кулачки, не отрывая рук от сисечек.
Я решил, что сейчас меня будут колотить, и очень больно. Но высокотехнологичное нижнее белье, нагло предавая хозяйку, вдруг стало совсем прозрачным, показав мне все то, что я так много лет уже не видел в натуре. Алые маленькие сосочки, стояли жесткими столбиками, оттягивая послушную материю. Под трусиками обнаружился милый треугольник каштановых кудрявых волосков, прикрывающих Настину тайну от посторонних глаз.
Она, проследив направление моего взгляда, посмотрела вниз на себя.
Потом, вдруг, не отрываясь взором от моих глаз, мелкими шажочками пошла в мою сторону. Пять или шесть шагов, и ее кулачки, прижатые к груди, уперлись в меня. Потом они неожиданно исчезли, и я почувствовал, что ее мячики сисечек упруго уперлись в мои ребра.
Последняя мысль, которая пролетела в моей голове, пока она еще хоть что соображала, смущенно констатировала: "Как быстро взрослеют девочки".