Это письмо, которое было написано моему хорошему знакомому.

Электричка, как оказывается – очень, очень эротичное место...

Представляешь – июнь, жара... все в открытой легкой одежде, а в тамбуре – такая давка, что люди прижаты друг к другу вплотную. На мне – маечка, плотно обтягивающая грудь (а там ведь есть что обтянуть, помнишь?)... юбочка – выше колен. И еще я решила немного пощекотать себе нервы и не стала надевать трусики. Казалось бы – такая мелочь, но возбуждает сильно! Самая самая нежная кожа на губках чувствует легкий летний ветерок, а главное – в голове бродит мысль – никто не знает, что на мне нет трусиков! Мою начинающую влажнеть дырочку НИЧЕГО не прикрывает, а никто не догадывается... Ах, что было бы если бы догадались... Как сладко об этом думать :)) На лице – игривая улыбка, вызванная легким возбуждением. Соски собираются в маленькие тугие комочки и сквозь тонкую ткань лифчика и маечки выступают как кнопки.

Лето. Начало каникул. Как говориться хорошая пора! Но мне эта пора ничего хорошего не предвещала. Каждый год мои родители "запихивали" меня в специальный лагерь с углубленным изучением английского языка. С их занятостью им и невдомек было, что английский я уже знаю на порядок лучше, чем мои преподаватели и репетиторы.

Все же каждый год я посещала этот ненавистный лагерь. Но в этот раз было все наоборот...

Смена началась как обычно с восторженных речей директора и преподавателей, в общем бла бла бла... Расселили нас по так называемым блокам. Я попала в двухместный, так как мой богатенький папаша "отваливал" значительные суммы на содержание этого лагеря. Остальных расселяли в соответствии с положением их родителей   в трех, пяти и семиместные блоки.

Лагерь был элитным, соответственно и наши жилища были на уровне. В блоке стояли две удобные кровати, два шкафа. Так как блок был предназначен для девочек, по углам стояли туалетные

Через час вернулся Виталик и торжественно объявил, что он пригласил нашу новую знакомую Зою вечером в кафе, на ходу придумав историю о моем дне рождения. В девять часов вечера мы встретились возле ближайшего кафе и заняли свободный столик.  Заказав закуски и алкогольных напитков мы принялись отмечать мой день рождения, Зоя оказалась веселой и общительной женщиной, пожаловалась на свою неудачную семейную жизнь, рассказала о своем муже алкоголике, который как мужчина уже не на что не способен, а ей всего тридцать два года. Потом были танцы, алкоголь развязал языки, мы смеялись, болтали и не заметили, как пришло время и кафе стало закрываться. У меня есть предложение, воскликнул Виталик, давайте возьмем закуску и все необходимое и поедем к нам в номер, где продолжим банкет,   только мне нужно ненадолго забежать домой и предупредить,  что я задержусь, сказала Зоя. Мы договорились, через полчаса встретится в доме отдыха и разошлись.

Тем временем Виталик уже во всю орудовал в Зойкиной попке, надо сказать, что мы с ним анальным сексом никогда не занимались,  так как его малыш был несколько толще моего ануса, единственное, что мы себе позволяли в период близости, так это палец,  обмазанный вазелином и очень приятно, если расслабится и не сопротивляться и безболезненно. Но Зойка, по всей видимости,  придерживалась другого мнения, поэтому Виталькин член буравил её маленькую дырочку без всяких препятствий. Мои размышления прервал глухой рык моего мужа, и я догадалась, что Зойкина попка заполнилась его спермой. Виталик, вынув свой багрово красный орган, обессилено рухнул на ближайшее кресло, рядом к его ногам упала, постанывая, Зоя, я подошла к Витальке, села к нему на колени и жадно впилась в его губы, Зоя, обняв мои ноги, нежно касалась их своим влажным языком, как это было приятно, должна заметить я. Мне понадобилось секунд тридцать, для того чтобы все мое тело потряс

Вот уже две недели мне приходилось торчать на даче вместе с двоюродной сестрой. Родители остались в городе, а нас отправили «отдыхать» загород. Все бы хорошо, но в дачном кооперативе практически никого не было. Все соседи и друзья остались в городах или улетели на моря. Вот сидели мы с сестрёнкой вдвоем вдали от цивилизации.

Жаловаться, в общем то, не на что. С Дашкой мы неплохо ладили. Насколько это вообще возможно между двоюродным братом и сестрой. Если зимой мы практически не виделись (жили относительно далеко и встречались только на семейных праздниках), то лето часто проводили вместе. Только вот обычно были друзья, родители, было с кем поговорить, пообщаться.

Стояла изнуряющая жара, время текло медленно и размеренно. Предоставленные сами себе, мы развлекались как могли. Я валялся на диване пред телевизором,

После 13 лет совместной жизни отношения мои с женой стали разлаживаться. Всему виной была пьянка, хорошие заработки и лень по отношению к ней. Как правило, приходя с работы , я выпивал литр‑полтора крепкого пива и повалявшись у телевизора, ложился спать. Ближе к утру, когда все спали, я просыпался, уходил в ванную и спускал в раковину свои сексуальные потребности‑ так почти каждый день, включая выходные, с той лишь разницей, что тогда вместо пива присутствовала водочка. Неделями мы не занимались любовью. Несколько раз доходило до развода ‑ я менял стиль на неделю, другую, а потом все шло по‑старому. Наконец жена подала на развод и, стала искать возможность размена квартиры. Все рушилось, и к тому у нас двое детей и четырехкомнатная квартира. Я стал умалять в очередной раз простить меня и, она посовещавшись, с кем то, решилась на эксперимент. Во первых детей отправила на дачу к родственникам. А мы поехали на нашу дачу, как только у меня начался месячный отпуск.

Самое мучительное было то, что член у меня буквально разрывался, не находя выхода. Я стал рычать и извиваться, пытаясь освободиться. Мне просто необходимо было добраться до своего изнывающего парня, прежде, чем помутнеет рассудок .Боже, как просто до сих пор, я решал эти проблемы в ванной. Остаток ночи прошел в безуспешной борьбе‑ я то плакал, то стонал, звал на помощь потусторонние силы, но все не имело успеха. Под утро я так измучался, что стал затихать, а от усталости "перехотелось". Заснул. Разбудил меня шум отпираемой двери. Приехала жена. Поздоровавшись, она как ни в чем ни бывало стала носить покупки из машины. Преимущество машины для женщины очевидны и в сексуальном плане. Сейчас большинство женщин носят брюки‑ так удобней и меньше поводов, для нежелательных взглядов, или приставаний. Когда в людном месте я вижу женщину в короткой черной курточке, чуть выглядывающей плотной юбочке, а все остальное ‑шикарные матово ‑

Часть первая.

Эмбер меня зовут. Эмбер Марш Стефенсон. Простая американская девчонка из Арканзаса.

Сейчас мне девятнадцать лет, скоро будет двадцать. Я красотка: у меня стройная фигура, аккуратные крепкие грудки, длинные ноги и отличная попка, которой так идут джинсовые шорты. От отца – эмигранта шведско эстонского происхождения мне достались голубые глаза и светлые волосы, в которых, однако просматривается рыжина. Она у меня от матери, ведущей род от первых английских поселенцев в этих краях.

Мы жили с родителями в Литтл Роке. Когда мне было четырнадцать, отец с матерью погибли в автокатастрофе и меня забрала Хелен Марш, бабушка по материнской линии. Жила она на плато Озарк на уединенной ферме на границе Миссури и Арканзаса. Если и есть у Америки задница, то она где то здесь.

Часть третья: Кошмар на болотах

Волшебная сказка прервалась так быстро, что я даже и сейчас не уверена – были ли те дни любви с Изабель или то были лишь сладкие грезы перед воплощенным кошмаром.

Как то вечером мы ласкали друг друга в кровати, когда неожиданно за дверью послышался резкий голос называвший черную девушку по имени. Я увидела, как кровь отхлынула от ее лица, сделавшегося пепельно серым, но не успела я спросить, что это значит, как последовал сокрушительный удар в дверь, буквально сорвавший ее с петель. В комнату ворвались два здоровенных накачанных негра, в одежде напоминающей камуфляж и в черных очках. Вслед за ними вошел еще один чернокожий – постарше и пониже, в дорогом костюме с золотыми запонками.

– Папа! – возмущенно выкрикнула Изабель, – какого черта!?

- Неужели такое возможно, Леон, старина? Неужто они настолько развращены и беспринципны? - с изумлением спросил Патрик. Они сидели в кабинете профессора и неспешна потягивали кьянти. После пятнадцатилетней разлуки старые приятели получали особенное удовольствие от общения друг с другом.
- Дружище, ты уж совсем оторвался от современных нравов в своих бесконечных экспедициях, - добродушно отозвался Леон.
- Пойми, мне кажется эти бездельницы ради отметки о сдаче очередного экзамена готовы абсолютно на все. Откровенно говоря, мое воображение истощилось.
- Все же в это трудно поверить, - вежливо усомнился Патрик. - Hе хочешь ли ты сказать...
- Патрик, дорогой, - взглянув на часы, отозвался профессор, - к чему слова? Выгляни в коридор - небось телки уже толпятся в стойле. Ведь через несколько минут начнется экзамен. Если бы ты знал, как мне не хочется с тобой расставаться. Может быть, поприсутствуешь, а заодно и развлечешься?